Не все спокойно на улицах Лондона...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Не все спокойно на улицах Лондона... » Принятые Анкеты » Анкета Адольфа Фиара


Анкета Адольфа Фиара

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1.Имя и прозвище
  Адольф  (прозвище «Жид», поскольку парень имеет еврейские корни, отец – банкир,  имя переводится как «богатый волк», и еще прислугу не оплачивает. Короче, масса причин)

2.Фамилия
Фиар

3.Возраст
  16 лет, но он завышает себе возраст

4.Характер
Адольф почти всегда спокоен, терпелив и холоден. В любых ситуациях старается мыслить трезво. Не агрессивен, но он часто выходит из себя. Жизнь научила его держать язык за зубами. Юноша не стремиться заводить ни друзей, ни врагов, пологая, что это занимает слишком много времени, особенно первые. Но, если уж дружба завязалась, то он этому не противится.
    Он обладает тонким умом психолога.  Он без трудностей проникает в разум человека, используя в свою пользу его страхи и недостатки.  Неплохой манипулятор.
    Но, не смотря на свое внешнее спокойство, он психически неуравновешен (об этом знает только Анна). Совершая убийства, он теряет рассудок. Смерть от его руки, крики, кровь – все это вводит парня в экстаз. Но изредка он может, убивая, сохранять хладнокровие.
    Особенности – склонен к каннибализму
    Любит – снег; паштет из человеческой печени; виски; убийства
    Не любит – сладкое
    Страхи – боится замкнутого пространства (клаустрофобия)
    Желания и мечты – разобраться с делом отца; убивать

5.Внешность.
Адольф высокий стройный юноша. Он похож на фарфоровую куклу, нежели на живого человека
  У него красивое лицо с правильными резкими чертами. У него очень бледная кожа. У него большие изумрудные глаза. Левый глаз скрыт под челкой.
   У юноши серые короткие волосы, едва достающие до плеч.
   Фиар обычно носит темные элегантные костюмы. Выходя на «охоту» облачается в белоснежный плащ с высоким воротом, а лицо наполовину заматывает бинтами.
http://i002.radikal.ru/0910/a5/156125893d12.jpg
   
6.Биография
Адольф родился в богатой семье успешного банкира.
    Отец был наполовину англичанином, наполовину евреем. Звали его Максимилиан Фиар. Он родился в знатной семье политика. Он жил и учился в Англии. Однажды, он поехал в Германию, где встретил будущую мать Адольфа - прекрасную Эрментрауд  Кассель.
     Их брак принес двух дочерей – Саломею и Пенелопу - и одного сына – Адольфа.
     Адольф был самым младшим ребенком в семье – на момент его рождения Саломее было двенадцать лет, а Пенелопе семь.
      Их семья была очень уважаема и богата (Максимилиан больше 10 лет назад создал свою компанию банков, к этому времени ставшую известной не только в Англии).
       Адольф получал львиную долю внимания. Его постоянно окружали заботой няньки, прислуги, родители и не редко даже юные сестры. Его с четырехлетнего возраста возили в путешествия по разным странам. В общем, детство у него было счастливое и беспечное… До восьми лет.
      Когда Адольфу было восемь лет, его семья наняла еще несколько служанок (дом был большой, а горничные и дворецкий сетовали на «слишком большую работу»). Среди них была Абигаэль.
      Абигаэль была простой двадцатидвухлетней девушкой из Уэльса. Она очень любила музыку и решила серьезно ей заняться. Она упорно шла к цели, пока не встретила Максимилиана. Она без памяти влюбилась в его и хотела быть к нему как можно ближе. Поэтому, когда она узнала, что Максимилиану нужна прислуга, то сразу же воспользовалась этим шансом.
       Когда Абигаэль только поступила на работу, то придумала, как ей казалось, прекрасный план. Но ее ожидало поражение – жена Максимилиана была редкостной красавицей и умницей, она души не чаяла в детях и очень любила мужа. Тот платил Эрментрауд тем же. К тому же по сравнению с этой женщиной Абигаэль казалась незаметной и отнюдь непривлекательной пустышкой.  Поэтому новая горничная возненавидела жену и детей Максимилиана. И в один прекрасный момент Абигаэль в голову пришла идея – убить ненавистных. Свой план она решила воплотить в жизнь как можно скорее.
       Этим днем стал обычный выходной. Максимилиан с соседом отправился на охоту, и вернуться он должен был только к семейному ужину. Этот день Абигаэль показался идеальным, поскольку на этот ужин приезжали еще и беременная Саломея со своим мужем Карлом. Абигаэль надеялась, что она, придя на помощь к убитому горю из-за смерти своей любимой семьи Максимилиану, сможет завоевать его сердце своей заботливостью.
       Горничная собрала в большой гостиной всю семью, сказав, что она была уведомлена о скором прибытии Максимилиана и что тот просит ждать его возвращения, поскольку он готовил семье сюрприз.
        Маленький Адольф любил сюрпризы. Он прибежал в гостиную первым. Сгорав от любопытства, он решил сам разыскать подарок в гостиной. Но он не нашел его. Но обижался он не долго, поскольку решил, что сюрприз папа прячет в своем кабинете. Он направился туда как раз в тот момент, когда его семья спустилась в гостиную. Сама Абигаэль не заметила, что мальчик ушел. Она предлагала Фиарам прохладительные напитки, в которые она подмешала большую дозу опия, используемого как транквилизатор.
         Адольф в тот момент ходил по кабинету в поисках сюрприза. Когда он почувствовал запах гари, то немедленно вышел из кабинета. Поняв, что что-то горит в гостиной, он ринулся туда.
         Но до гостиной он не дошел. У самой гостиной навстречу ему выскочила Абигаэль. Мальчик хотел спросить у нее, что-же горит, но Абигаэль,  не дав сказать мальчику не слова, схватила его и затолкала в шкаф. Горничная подперла дверь шкафа так, что Адольф не смог бы выбраться. Затем она убежала.
       Мальчик долго кричал, но никто его не слышал. Тем временем начался самый настоящий пожар, который постепенно охватывал большую часть огромного поместья. Едва до Адольфа донеслось потрескивание половиц в огне, как у него сильно начало болеть сердце. Боль была не сильной, мальчика это не испугало, поскольку эту боль ощущал периодически, сколько он себя помнил. Когда его начал душить дым и жар огня коснулся его тела, у Адольфа началась истерика. Его сердце стало нестерпимо болеть. Вскоре, обреченный Адольф потерял сознание от боли и от трудности дыхания.
        Очнулся он, очевидно, не скоро. Помещение было светлым и большим, но доселе он здесь не бывал. Мальчику стало тревожно, но он успокоился, увидев отца, сидящего у окна к нему спиной. Он позвал отца. Тот быстро кинулся к мальчику и сжал его в крепких объятиях. Затем в комнату вошел незнакомый Адольфу мужчина, и сообщил, что Абигаэль задохнулась. Мальчик сразу все вспомнил и, когда мужчина вышел, рассказал все отцу. В конце своего короткого рассказа, Адольф добавил: «И я очень рад, что Абигаэль больше нет в живых». Мальчика охватил ужас и стыд  – как-же можно было такое сказать? Но Максимилиан не стал ругать сына. Он сжал его в объятиях еще крепче и сказал, что Абигаэль сожгла их семью.
        Позднее, уже в юношеском возрасте, Адольф вспомнит, как в детстве обрадовался смерти Абигаэль, но больше никакого стыда за это ощущать не будет.
        Для мальчика это было тяжелым потрясением. Внимания и заботы от отца он больше не получал, поскольку тот был тоже убит горем. В результате такого психического потрясения и сердца, которое болело теперь постоянно,  Адольф попал в больницу.
         В течение месяца он пробыл в госпитале. Отец его не навещал. Он иногда присылал нянек мальчика. Те говорили Адольфу, что у его отца помутился рассудок. Но в основном мальчик пребывал  в одиночестве. Так продолжалось, пока Максимилиан не перестал жалеть себя и решил, что сможет заботиться о сыне, несмотря ни на что.
         Максимилиан и его сын перебрались в Кембридж. Они стали жить без прислуги в большой квартире. Через полгода Максимилиан нанять строителей и реставраторов, чтобы те привели их поместье в пригороде Лондона в первозданный вид.
         Адольф продолжал учиться. Он учился в Кембридже. Нередко по учебе мальчик ездил в Германию и Италию, а также Максимилиан путешествовал с ним  по странам Европы. А летом он отправлял Адольфа в Израиль на лечение, поскольку у мальчика наблюдалось психическое расстройство (в том числе, мальчик стал бояться замкнутых пространств) и врожденный порок сердца. Постепенно, Адольф приходил в себя, но эту огромную брешь в душе уже ничем никогда не заполнить.
        Однажды, когда Адольфу было одиннадцать лет, его отец отправился на охоту в пригород. Но вечером, как обычно, Максимилиан не вернулся. На следующее утро тоже. Адольф запаниковал. Лишь вечером этого дня Адольф был проинформирован, что его отец, упав с лошади, сломал позвоночник и был доставлен в больницу.
        В этот же день Адольф поспешил к отцу. В больницу паренька не пустили. Он переждал ночь на улице и только на утро его пустили к отцу.
        То, в каком состоянии был его отец, привело Адольфа в ужас. Но еще больше его удивило то, что Максимилиан, глаза которого горели живым блеском, когда тот смотрел на Адольфа, потускнели. В них больше не было того живого блеска с нотками безумия. Старший Фиар никогда не мирился со своей нелегкой судьбой. У него не была страха, кроме, собственно, страха, которого он яростно в себе подавлял. Даже в самый нелегкий для себя момент он, хоть и пребывая в отчаянии, нашел в себе силы и вернулся к сыну, не дав тому умереть от тоски и скуки в стенах больницы. Но теперь он отчаялся. У него пропал интерес к жизни. Он знал, что обречен на ничтожное существование
      Так и было. У отца парализовало обе ноги. Врачи говорили, что его  следует оставить в больнице на всю жизнь. Максимилиану совсем недавно исполнился четвертый десяток и у мужчины был здоровый организм. Это  означало, что он проживет ничтожеством не один десяток лет. Первую неделю Адольф был согласен с решением врачей. Он каждый день навещал его. Но, видя, как его любимый отец мучался в одиночестве, и какую радость испытывал, видя перед собой ненаглядного сына, Адольф, не смотря на уговоры врачей оставить отца под присмотром опытных докторов в больнице, забрал отца.
      С того момента они стали жить в их поместье в пригороде Лондона, которое к тому времени было отреставрировано. Отец и сын были рады вернуться в поместье, хотя на них атмосфера дома нагоняло тоску по тем временам, которые никогда уже не вернуть. Первый год такой жизни проходил хоть и нелегко, но поскольку сила и стремление Максимилиана жить вернулись, довольно неплохо. Однако, потом начались трудности. Он отказался от сиделок, поскольку более не желал никого видеть, кроме Адольфа. Тот не стал перечить желанию отца и решил заменить ему сиделок. Парень перестал ездить в Израиль на лечение и в Европу на учебу. Он перешел на домашнее обучение.
       В свой четырнадцатый день рождения случилось самое худшее, что могло было произойти.
       Утром Максимилиан вызвал Адольфа к себе. Он говорил странные вещи о смерти матери и сестер Адольфа, что сильно парня напугало. Он велел их дворецкому позвать доктора, подумав, что отец бредит, но Максимилиан запротестовал. Он начал кричать, и так было до тех пор, пока не потерял сознание.
       Буквально минут через десять, Адольфа вызвали по работе отца, которая теперь перешла под начальство парня. Он отправился в город, наказав дум служанкам и дворецкому выполнять все пожелания отца, а доктор должен был присматривать за Максимилианом и, в случае чего, оказать ему первую помощь.
         Адольф вернулся сегодня же вечером. Первое, что он увидел, были изуродованные трупы прислуг. И вновь юноша почувствовал боль в сердце и потерял сознание.
        Очнулся подросток в своей комнате ночью. Рядом стояли доктор,  инспектор полиции и извозчик семьи. Это последний, сумев держать себя в руках, вызвал доктора и полицию. Мужчины изложили парню суть дела. А когда Адольф спросил, что с отцом, те сказали, что его убили, а труп спрятали. У парня началась истерика, но его быстро успокоили, введя транквилизатор. Отходил от него подросток два дня.
         Адольф остался без отца. Это сильно расстроило ему рассудок. У него постоянно начинались истерики, он бился в конвульсиях на полу. Он то кричал, то резко понижал голос и начал, улыбаясь, бормотать что-то невнятное. Ничего не ел. Врач, наблюдавший за ним, сказал, что, скорее всего, парня придется положить в психиатрическую лечебницу. С этого момента Адольф понял, что ему надо держать язык за зубами и эмоциям не поддаваться. Это было очень сложно, но он до поры до времени справлялся.
        Мальчик пока жил в Лондоне. После месяцев тщательного обыска поместья и его сада, тело Максимилиана не было найдено. Полиция пришла к выводу, что тела там просто нет. Адольф мог вернуться в родной дом.
        Мальчик отказался от постоянного надзора врачей. В его распоряжении было лишь небольшое количество прислуги.
       Но Адольфу повезло – у него было много родственников (двоюродных братьев, сестер, дядей, тетей и т так далее). Они каждую неделю приезжали к нему, делали подарки, стараясь, чтобы он хоть немного забыл свою боль.
       Но уже через месяц на его плечи полностью взвалилась работа отца. А это были - не много ни мало – более двухсот банков по всей Европе. Адольф должен был сам расплачиваться с долгами отца, принимать новые решения в пользу банков Фиара. Но это не сломило парня. Он справлялся до тех пор, пока ему не стали угрожать.
       Письма с угрозами Адольф получал по несколько раз на дню. Сначала угрожающие предлагали сделку – он назначает их управляющими банков, а они его, взамен, не убьют. Угрожающих было несколько, они действовали независимо друг от друга. Все они предлагали одно. К счастью, полиция с ними быстро разобралась. Однажды, ему пришло послание. В нем не предлагалось никакой сделки. Там было написано лишь два слова: «Ты умрешь».
        Адольф не стал уделять этому особого внимания. Больше ему не приходили письма подобного типа. Но однажды, спустя примерно неделю, он получил очередное послание. Угрозы там не было. Содержание было таким; «Не беспокойся. Я решил отложить твою смерть на десерт. А сейчас черед другого человека. Имя Анна-Люсия тебе о чем-нибудь говорит?»
        Юноша  удивился. Так звали сестру его матери. Но внимания он на послание не обратил, хотя содержание письма нагнало на него тревогу. Однако с тетей было все в порядке. Пока…
        Меньше чем через месяц Адольф устроил семейный ужин. Он пригласил своих родственников, в том числе и Анну-Люсию. Поздно вечером гости разошлись.
        Этой ночью Адольфа разбудил его дворецкий. Он сказал, что его к телефону срочно требует какой-то неизвестный господин. Но даже до конца не проснувшись, парень понял, что дворецкий  сильно перепуган.
        Фиар ответил на звонок. Не смотря на поздний час, голос собеседника Адольфа был бодр. Неизвестный явно пребывал в приподнятом настроении духа. Едва парень подал голос, собеседник перебил его, спросив, получал ли он его письма. Адольф хотел сказать что нет, но тут-же вспомнил письма, полученные примерно месяц назад. Он решил, что если сделает вид, что не о чем не осведомлен, собеседник отстанет от него. Но, выслушав чушь Адольфа, незнакомец сказал насмешливо: «Прекрати дурачиться, Фиар. Может быть, твоя тетя тебя образумит»
         Адольф ничего не успел сказать. Он услышал голос Анны-Люсии. Она плакала. Когда парень  спросил, не причинял ли тот незнакомец ей вреда, его новый знакомец отобрал у женщины трубку и сказал: «Она не может тебе ответить. Я зашил ей рот. Если хочешь, чтобы я оставил твою тетушку в живых, приезжай ко мне. Не приедешь – она умрет. Приедешь – я, может, пощажу ее и, в качестве бонуса, расскажу немного про исчезновение твоего отца». Он сказал Фиару адрес и бросил трубку.
        Фиар моментально оделся и выехал. Место, где незнакомец держал Анну-Люсию, находилось не очень далеко, в разрушенной старой церкви. Когда он увидел тетушку, то обомлел от ужаса.
         Анна-Люсия была связана. У нее были зашиты глаза и рот. Место, где она лежала, было накрыто клеткой с частым плетением.
         Вдруг, Адольфа окликнули. Он увидел фигуру со светлыми длинными волосами в сером плаще. Глаза, освещенные сетом луны, были ярко синие. По голосу Фиар понял, что это был тот неизвестный. Он высокой полуразрушенной стене.
        Маньяк положил на камень ключ от клетки тети и, сказав: «Вот ключ. Если успеешь спасти ее, то она будет жить. А если нет…. Ее смерть будет преследовать тебя всю оставшуюся жизнь. И только ты будешь виноват в ее смерти, поскольку не смог спасти ее. Прощай, дорогой», исчез.
        Парень полминуты стоял, переваривая информацию, и лишь потом стал пытаться достать ключ.
        Через пять минут, вскарабкавшись на стену, Адольф достал ключ. Он ринулся к дверям клетки. Внезапно, он услышал скрипящий звук, а затем шорох. Из-под пола клетки выбежало множество крыс и направилось к Анне-Люсии. Подросток застыл, охваченным ужасом.
         Крысы подбежали к Анне-Люсии и начали рвать на ней одежду, грызть на ней плоть. Она кричала, как позволял ей ее зашитый рот. Адольф попытался открыть дверь, но у него ничего не получалось. Он не мог отвести взгляд от погибающей женщины. Он видел ее ужасную, мучительную смерть во всех подробностях.
      Когда крысы разбежались, Фиар увидел изуродованное тело Анны-Люсии. Увиденное лишило его дара речи. Парень упал на колени.  Он лишь слышал, как к нему подошел кто-то и, положив руку парню на плечо, произнес «А ведь в ее смерти виноват только ты. Если бы ты не стал медлить, ты бы спас бедную женщину». Адольф обернулся. Тот маньяк уже стоял на стене и махал рукой Фиару. Он сказал: «Пока, милашка. Еще свидимся. Я обещаю» и исчез.
      Как он оказался дома, Адольф не помнил. Он жил от послания к посланию, от убийства к убийству. Этих дней, когда не убивали дорогих ему людей как - будто просто не было. И так, на глазах Адольфа Фиара, четырнадцатилетнего ребенка, лишали жизни ужаснейшими способами самых дорогих ему людей. Адольфу всегда предлагали возможность спасти их, но он не смог. И только по своей вине. Его родственники и друзья погибли в течение трех с половиной месяцах в страшных мучениях.
        Но смерть родственников Адольфа для того человека не была целью. Его целью был последний Фиар.
         Убийца поймал юношу, когда второй вечером возвращался с похорон своего двоюродного брата. Мальчик, которому исполнилось бы десять в тот день, если бы его не убили, был последним перед Адольфом.
          Фиара связали и положили в гроб. Убийца сказал Адольфу: «Так и быть, я не стану тебя мучить. Прощай». Он закрыл гроб крышкой, для пущей надежности прибив ее гвоздями, затем он бросил гроб в Темзу. Примерно через час Адольф был спасен демонессой.
          Перед тем, как убить последнего родственника Фиара, маньяк в письме сказал, что, если Адольф не разберется с делом отца, то его существование было, есть и будет напрасным, а сама душа парня – проклята. «Ведь это было не просто убийство» - добавил тот.
         Тогда Адольфу ничего не оставалось делать. Он заключил контракт с демоном. Этому демону было дано имя Анна Эванс. Договор будет считаться исполненным, когда
          И вот тот день, когда Адольф был на волоске от смерти. Анна явилась своему господину и, не прикладывая особых усилий, сломала крышку гроба. Она доставила своего юного лорда домой. Очнулся тот не скоро.
          Когда Адольф пришел в себя, он немедленно ушел.
          Идя по безлюдной дороге, он понял, что не помнит свою жизнь. Он не помнит, что было до смерти его матери с сестер. Он не помнит, что было в период между тем пожаром и тем днем, когда отец сломал позвоночник. Адольф помнил только плохие моменты.
          Через несколько минут он встретил случайного прохожего. Адольф не понимал происходящего. Он просто поднял камень с дороги и набросился на незнакомца. Он разбил ему голову. Когда душа покинула тело несчастного, Фиар понял, что наделал. И вновь он потерял сознание.
         Когда Адольф очнулся, то с ужасом понял, что ему понравилось убивать…
         Следующее убийство он совершил в Лондоне. Он снова убил невинных людей, но с того момента все его убийства становили более извращенными и жестокими способами… Еще ребенком он стал зависим от своих злодеяний… Но навряд - ли четырнадцатилетний Адольф справился, если бы не его Анна.
          Однажды, пребывая в состояние, свойственному душевно больному, он попросил Анну приготовить на обед что-нибудь, что связывало бы мальчика с его жертвами. Анна лишь улыбнулась.
          Она приготовила это особенное блюдо. Она подала ему паштет. Парень не любил паштет, но, после уговоров, Адольф все же решил попробовать кушанье.
          Фиару, на его удивление, очень понравилось блюдо. Он спросил Анну, из чего сделан этот паштет, поскольку ни на какой другой он был не похож. Демонесса мило улыбнулась и сказала: «Я знаю, что это было Вашим желанием, но, боюсь, узнав, из чьей печени был сделан этот паштет, Вам он перестанет нравиться..» Но граф настоял на своем. Узнав ответ, он обомлел. Паштет был из человеческой печени…
          Потом это стало любимым блюдом Адольфа. Отныне «визитной карточкой» его убийств стало исчезновение печени и некоторых других органов, например желудка и почек.
        Но, увы, плавание в гробу по Темзе не обошлось без последствий. Адольф заболел полиомиелитом. И, хотя, эту болезнь удалось предотвратить в ранней стадии, врачи пригрозили графу, что если он не будет беречь себя и свое здоровье особенно тщательно, то у него будет паралич обоих ног. Адольф жутко боялся закончить, как его отец, поэтому всеми силами старался избегать каких-либо болезней.
           И так, примерно  года Фиар сидел в своем особняке, лишь выходя на охоту. Но все же Адольф решил выйти в свет.
           Сделал он это в неподходящий момент.
            Едва он появился в Лондоне, как его схватили. Оказалось, что его преступления были раскрыты. Его не приговорили к смерти или к пожизненному заключению в тюрьме. Остаток своей жизни он должен провести в психиатрической лечебнице. Сидеть ему там долго не пришлось - Анна вытащила Адольфа из психушки.
          Едва Фиар прибыл домой, как начал строить планы о том, как бы ему снять пятна позора с его фамилии и больше никогда не возвращаться в лечебницу. Всей правдой и неправдой он и Анна смогли добиться признания невиновности Адольфа. Было публично объявлено об ошибке.
          Больше полугода прошло с того момента, как Адольф был вызволен из больницы. Сейчас он пытается содержать бизнес отца, а так же разобраться в его загадочном исчезновении.

7.Связь с вами
Не скажу, а иначе все узнают, кто я)

8.Частота посещения
Ну... Как получится. КД, если игра не будет стоять на месте

9.Статус
~Убийства приносят мне радость~

10.Откуда узнали о нашем скромном форуме?
Я имею хороших информаторов, десу^^

11.Прорекламируйте форум
Фу-фу, аццтой))) Ну ладно, я шучу ^______^ А вообще он пафосный))) Я балдею от этого)

Отредактировано Adolf Fear (2009-10-04 15:21:16)

0

2

И вам доброго дня.
Вроде бы все неплохо, смущает пара моментов -

Adolf Fear написал(а):

Не скажу, а иначе все узнают, кто я)

Все же, связь с игроком очень полезна. Вы должны это понимать.

Adolf Fear написал(а):

Ну... Как получится. КД, если игра не будет стоять на месте

Мы сделаем все возможное, чтобы она на месте не стояла. И хочется от вас немного вклада в общие усилия.
И реклама. Пока ее не вижу. Ждем от вас последнего пункта.

0

3

Sebastian Michaelis
Ну ладно... Так-с...

Sebastian Michaelis написал(а):

Все же, связь с игроком очень полезна. Вы должны это понимать.

Пишите в ЛС

Sebastian Michaelis написал(а):

Мы сделаем все возможное, чтобы она на месте не стояла. И хочется от вас немного вклада в общие усилия.
И реклама. Пока ее не вижу. Ждем от вас последнего пункта.

Я хочу выразиться по этому поводу нецензурно. Но, в шаблоне анкеты указано, что это необязательно, это на совести игрока. У меня нет совести...

0

4

Adolf Fear
не имею притензий , но , картинка во внешности , это вы переделовали? или же просто нашли в нете

0

5

Bizi
Нэ-чан переделала (Анна).
И еще я прорекламировал форум

0

6

Adolf Fear
ок , вы приняты

0


Вы здесь » Не все спокойно на улицах Лондона... » Принятые Анкеты » Анкета Адольфа Фиара